Мюзикл Чикаго

Конферансье объявляет номер: «Шесть жизнерадостных девиц-убийц исполнят тюремное танго!» На сцену выбегают девушки в черном — высокие и миниатюрные, грубоватые и изящные, — в танце они похожи на смерч. В хоре голосов слышны слова: «он сам нарвался!», «представляете? некоторые парни совершенно не переносят мышьяк». История двух убийств легла в основу сюжета самого американского, самого циничного и самого успешного бродвейского мюзикла.

11 марта 1924 года журналистка Морин Даллас Уоткинс опубликовала в «Chicago Tribune» статью об актрисе варьете Белве Гэртнер, убившей своего приятеля. На суде Гэртнер отказывалась давать показания, ссылаясь на провалы в памяти, — она была пьяна: «Джин и пистолеты сами по себе довольно опасны, но вместе они создают огромные проблемы». Через месяц Уоткинс написала еще одну статью: «Убийца слушает джаз, когда жертва умирает». Некая Бьюла Эннэн застрелила своего любовника. Несчастный скончался под аккомпанемент популярного в 20-е годы фокстрота «Hula Lou».

Таких любовно-криминальных историй в те годы было множество, и они пользовались невероятным успехом у читателей: для одних служили развлечением, для других — призывом к активным действиям. А судебные процессы в Чикаго 20-х годов являлись неотъемлемой составляющей шоу-бизнеса: со своими звездами, гонорарами и рекламой. Собрав достаточно материала, Уоткинс оставила журналистику и отправилась в Йель изучать драму: во время учебы была написана пьеса «Чикаго». Ее героинями стали танцовщицы-убийцы, «искрящиеся грешницы» Рокси Харт и Велма Келли. Премьера спектакля «Чикаго» состоялась на Бродвее 30 декабря 1926 года. Постановка шла 182 раза, через год был снят одноименный фильм, а в 1942 вышла картина «Рокси Харт» с Джиджер Роджерс в главной роли. (Потрясающий успех для начинающего сценариста, но, кажется, Морин Даллас Уоткинс больше ничего выдающегося не написала.)

За один театральный вечер Рокси с помощью надзирательницы Мамы Мортон, дорогого адвоката-проныры ос связями в прессе Билли Флинна и собственных коварства и целеустремленности оттесняет на второй план звезду криминальной хроники Велму, выходит на свободу и становится королевой подмостков. Конечно, Боб Фосс — мастер экспрессивной хореографии и уроженец Чикаго — не мог оставить без внимания такой сюжет. Для создания мюзикла он пригласил композитора Джона Кэндера и либреттиста Фреда Эбба. Композитор Джон Кэндер и поэт Фред Эбб вошли в историю шоу-бизнеса как самый долгосрочный (более 50 лет) и плодотворный дуэт и подарили зрителям популярнейшие бродвейские мюзиклы XX века, в том числе и «Кабаре». Именно они написали мировой супер-хит «Нью-Йорк, Нью-Йорк!» для одноименного фильма Мартина Скорцезе — в этой картине песню исполняют Фрэнк Синатра и Лайза Миннелли. Кстати, Лайзу считают музой-вдохновительницей дуэта Кэндер-Эбб.

Партитура «Чикаго» — это каскад стилизаций под американские шлягеры конца 20-х. А сюжет, приоткрывающий кулисы шоу-бизнеса, актуален до сих пор: скандальные истории и манипулирование общественным сознанием давно перестали кормить одних только американских журналистов. И, похоже, любимая история таблоидов — дело Моники Левински — уже поджидает свою Уоткинс. Мюзикл «Чикаго» был впервые показан 3 июня 1975 года. Шоу выдержало 898 представлений на Бродвее и 600 показов в Уэст-Энде. В разное время в нем играли Лайза Миннелли, Барбара Стрейзанд, Фрэнк Синатра. Постановку восстановили на Бродвее в 1996 году. За свою долгую жизнь «Чикаго» был удостоен 6 премий «Tony» и премии «Grammy» за лучший альбом. Права на его постановку покупали продюсеры Канады, Австралии, Сингапура, Гонконга, Голландии, Аргентины, Германии, Швеции, Мексики, Японии, Швейцарии, Австрии и Португалии. А теперь и России. История об «убийствах, жадности, продажности, насилии, эксплуатации, прелюбодеянии и предательстве, словом, обо всем том, что так дорого нашим сердцам» началась для России в прошлом году, кода Филипп Киркоров и Алла Пугачева приобрели права на постановку «Чикаго» в Москве.

Долгое время ходили слухи, что у продюсеров не хватает денег и что Алла Борисовна собирается продавать недвижимость и машины. Пресса также обещала, что главные роли «зарезервированы» для звездной четы и Кристины Орбакайте. Однако знакомых эстрадных исполнителей в шоу немного: Филипп Киркоров в роли адвоката и Лолита Милявская — надзирательница. В кастинге участвовали претенденты из разных стран мира, но в нашем мюзикле будут играть только россияне. Всю труппу набирали под жестким контролем американцев — из 5000 человек выбрали 26. Двадцать шесть поющих и танцующих самородков. Самородков, потому что на артиста мюзикла у нас в стране не учат. Потому что таких универсалов, как Любовь Орлова, Людмила Гурченко или Андрей Миронов, взять сейчас негде. Их надо выращивать. Помимо совсем «новеньких» исполнителей в мюзикле заняты известные российскому зрителю актеры: Егор Дружинин, славный детской ролью Пети Васечкина; артист «Метро» Валерий Боровинских; Максим Новиков — Саня Григорьев из «Норд-Оста». Рыжая Анастасия Стоцкая в «Чикаго» перевоплощается в Рокси, а в «Нотр-Дам» надевает белый парик и играет Флер де Лис и еще в родном «Театре Луны» исполняет главную роль в мюзикле «Губы». Кажется, так и зажигаются звезды. Продюсер «Чикаго» Филипп Киркоров, вполне обоснованно полагая, что век артиста недолог, не запрещает своим актерам участвовать в других проектах: «Пусть работают, если успевают». И ребята работают. В зале с большими зеркалами и хореографическими станками, где на полу начерчен воображаемый край сцены, проставлены номера и пунктиром обозначен центр, 26 человек в черном готовятся к репетиции — делают друг другу массаж, растягиваются, отрабатывают прыжки. Посреди вихря обнаженных рук и ног расположен оркестр. Это авангардная идея Боба Фосса — вытащить музыкантов на сцену, чтобы мюзикл сопровождал самый настоящий живой джаз с импровизациями и синкопами. Руководитель «Фонограф джаз-бэнда» Сергей Жилин разминается почти как актеры: стоя за пультом и зажав в ладони дирижерскую палочку, он размахивает руками, и даже под рубашкой видно, как ходят мышцы по его плечам — нелегко, видно, работать дирижером в мюзикле. Ударник жонглирует барабанными палочками. Пианистка бегает пальцами по клавишам — передняя дека пианино отсутствует, и видно, как молоточки колотят по струнам. Артисты — в лучших традициях фильма Боба Фосса «All that jazz» — одеты во что-то невероятное: черные трико, цветные гетры, штопаные колготки, шерстяные платки на талиях, горло футболки болтается на спине, а нижний край заведен за шею, косынки, кепки, созревающие повязки и фиксирующие наколенники… Все это исчезает с первыми звуками музыки. Остаются только лаковые ботинки, туфли на высоком каблуке и черные круглые гангстерские шляпы с заплатками изоленты — то ли для блеска, то ли для прочности. Вся труппа, с ними и американские участники — Скотт Фарис, Мелисса Кинг и Гарри Крист, встает в круг и берется за руки. Последние наставления: «Соберитесь… слушайте музыку… чувствуйте друг друга…» Скоро премьера.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.

WordPress